Art and Science: за пределами науки (время прочтения - 10 минут)

В магистратуре Digital Art «Цифровое искусство» Дальневосточного федерального университета закончился курс по созданию произведений на стыке искусства и науки. Студенты экспериментировали с собственным ДНК, собрали девайс "домашнее море". Преподаватель интенсива Владлена Громова (г. Москва) провела лекцию в ДВО РАН: "Science Art: Искусство ради науки или наука как искусство?". "Бутылка Клейна" обсудила с Владленой, как современное искусство изменяет нашу реальность.

2.jpg

Artist talk на Новой сцене Александринского театра в рамках фестиваля "Mediapoetry 101". Художники: Владлена Громова, Артём Парамонов. Автор фото: Даль Смоликов

123.jpg


Владлена, какие проекты успели сделать студенты во время интенсива?

Поскольку направление Science Art предполагает довольно широкий спектр методологий, то мы (я и мой коллега Сергей Тимофеев, физик) остановились на тех, которые лучше всего укладываются в предложенные условия и формат – за 10 дней создать реальные проекты. Мы предложили студентам поработать с физическими опытами: электролизом, квадрупольной ловушкой, модуляцией сигнала при взаимодействии человека и растения, собрать электрические схемы, понять, как они работают, осмыслить, интерпретировать, развить в свои высказывания. Например, электролиз – это разложение воды на кислород и водород. Под действием архимедовой силы пузырьки отрываются от электродов, установленных в воде, и устремляются к поверхности, создавая ламинарные и турбулентные течения. Студенты собрали предложенный нами аквариум для электролиза, соединили все элементы и подключили контроллер, через который можно настроить управление процессом (написав программу), в том числе в корреляции со звуком и подсветкой. В результате, ребята стали развивать шуточную концепцию «домашнего моря». Поскольку процесс электролиза происходит волнами, вызывая ассоциации с морской волной, то в соединении с полевыми записями с острова Русский и из Владивостока, которые студенты сделали на предыдущем интенсиве со звуковым художником Борисом Шершенковым, может получиться девайс для путешествий. В моменты ностальгии по родным краям, можно включить электролиз, сопровождающийся, например, звуком трескающегося льда или криками чаек и почувствовать себя «дома». Это еще не произведение, но хороший кейс для тренировки навыков работы с электроникой, программированием и конструированием смыслов.

В рамках нашего интенсива биолог из лаборатории ДВФУ Александр Каганский помог ребятам выделить ДНК, в результате студентка Анастасия Лукута придумала отличный проект про науку и самоидентификацию, включив свое ДНК в один из предложенных нами опытов.  

1234.jpg

По каким критериям можно понять, что та или иная работа относится к Science Art?

Произведение сайнс-арт, как правило, связано с естественными науками, это и может служить «опознавательным знаком». Определение термина «сайнс-арт», приведённое Дмитрием Булатовым – и есть ориентировочные критерии. Есть другие названия – технологическое или техно-биологическое искусство, саунд-арт, био-арт, генетическое искусство и т.д., которые чуть более точно указывают на сферу знаний, использованные медиа или способ коммуникации произведения со зрителем, но почему-то широкая аудитория очень полюбила именно сочетание сайнс-арт. Существуют произведения, которые одновременно можно отнести к этому направлению, хорошо это аргументировав, или, напротив, обосновать, почему они не имеют отношения к сайнс-арт. Например, работа «Бабушка Мандельброт» екатеринбургской группы «Куда бегут собаки». По сути – это перформанс. На выставке бабушки вяжут множество Мандельброта, переведенное художниками в инструкцию для вязания.

5.jpg

Перфоманс «Бабушка – Мандельброт» от группы «Куда бегут собаки»

Здесь нет новых технологий, нет исследования с точки зрения науки, однако художники создают алгоритм (инструкцию для вязания), а само множество Мандельброт не было бы открыто без компьютерных технологий. Кроме того, оно описывает природное явление (фрактал) и является примером математической задачи, которая имеет практическое применение в разных областях. Таким образом, на первый взгляд, это произведение Arte Povera (буквально «бедное искусство»), но при более детальном рассмотрении – сайнс-арт.

6.jpg

Множество Мандельброта

1234567.jpg

Science Art несет в себе эстетику, которая изначально присутствовала в произведениях искусства?

Если я правильно поняла вопрос, то речь идет о том, есть ли преемственность между традиционным искусством и сайнс-артом. Безусловно, есть, это вполне логичное развитие искусства, которое всегда было, с одной стороны, репрезентацией знаний о мире, с другой – способом познавать мир. Следовательно, оно связано с повседневностью, философией, наукой религией. Изменения в любой из этих сфер неизбежно коррелируется с развитием и изменением искусства. Преемственность, как известно, есть даже в тех направлениях, представители которых пытались разорвать связи с предшественниками. Наука и технологии достаточно быстро и заметно меняют нашу жизнь, поэтому они и стали частью современного искусства, которое, в свою очередь, помогает осознать изменяющуюся реальность. Исследовать альтернативные варианты и предположить, каким будет будущее.

Когда мы смотрим на картину Рембрандта, то сразу понимаем – шедевр. Как в Science Art отличить произведение от эксперимента?

Начнем с того, что произведение сайнс-арт вполне может являться экспериментом или включать его на любом этапе создания объекта. Что касается Рембрандта, то я не уверена, что восприятие его картин как шедевров – результат восприятия зрителя. Большую роль играет среда и совокупность мнений. Когда произведения современных художников будут вписаны в историю, то и про них скажут: «сразу понимаем – шедевр». Иначе придется спорить с энциклопедиями, школьной программой и искусствоведами. Если же мы говорим о мастерстве, то и в современном искусстве оно не утратило своего значения. Просто выбор средств стал шире, и теперь мастерство предполагает умение создавать сильное высказывание. В восприятии современного искусства многое зависит от «насмотренности» зрителя. Без подготовки далеко не каждый сможет отличить хорошего живописца или графика от слабого и в классической школе. Сайнс-арт – это всего лишь вид искусства, в котором свой набор средств и методов, но «работает» оно так же, как и любое другое.

С чего начинается работа над проектом? Как появляется идея?

Если бы можно было ответить на вопрос «как появляется идея», то это было бы открытием. Например, бывает, что проект рождается случайно, в процессе работы над чем-то другим, соединяются материалы, которые не пришло бы в голову соединить специально. Немаловажный момент – найти финансирование на реализацию работы.

Интересен, например, проект американского художника Пола Ваноуза «Deep Woods PCR». Он был реализован в резиденции BioArtCamp летом 2011 года. Этот научный эксперимент родился, по словам художника, довольно спонтанно. Он попытался провести в лесу полимеразную цепную реакцию (ПЦР), к чему подтолкнуло его именно место. ПЦР – это метод, позволяющий увеличить незначительные фрагменты ДНК для анализа. Он широко используется в молекулярной биологии, в том числе для выделения новых генов, диагностики заболеваний и пр. Полу Ваноузу практически удалось провести весь цикл – выделение ДНК и ПЦР – в походных условиях, он добавил только один готовый фермент. Реакция проводится при точных температурах, для чего художнику пришлось в ведрах, нагретых на костре, поддерживать температуру 95, 65 и 72 градусов по Цельсию, перекладывая пробирку из одной ёмкости в другую около 120 раз. Реакция удалась. За открытие ПЦР, значительно изменившей темп изучение ДНК, американский биохимик Кэри Маллис получил Нобелевскую премию в 1993 году. Рынок ПЦР составляет миллиарды долларов, а художнику удалось провести реакцию в лесу.

8.jpg

Еще один интересный проект – The Machine to Be Another. На его примере удобно обсуждать границы искусства и отличия технологического искусства от сайнс-арт. Этот проект посвящен изучению идентификации и эмпатии с помощью технологий. VR-технологии позволяют людям «обмениваться телами»: попробовать ощутить себя в теле человека с ограниченными возможностями, сменить пол, возраст, национальность, окунуться в чужую историю. Для проведения этого эксперимента нужно два участника, действующих синхронно и в одинаковых условиях (помещение, окружающие предметы и пр.). На одном установлена камера, на другом – VR-шлем. Таким образом, то, что видит один участник, транслируется другому. После подобного эксперимента, ощущения и впечатления участников записывают.

9.jpg

1.jpg

Насколько музеи заинтересованы в приобретении произведений Science Art? Возникают ли сложности с популяризацией направления?

В России выставки сайнс-арт проектов проходят не так часто, поскольку помимо финансирования для экспонирования подобных объектов нужны особые условия. Например, определенный температурный режим (для живых систем), замена расходных материалов, индивидуальная помощь зрителю в коммуникации с объектом (нейрошлемы, шлемы виртуальной реальности, датчики). В случае с зарубежными произведениями появляется ещё одно препятствие – пересечение границы. В процессе работы выставки любому объекту может понадобиться настройка или ремонт. Соответственно, если даже выставочный формат требует особого внимания, то с хранением таких объектов ситуация еще сложнее, особенно, если биоматериал стал частью произведения. Например, у нашей лаборатории есть проект «Воображаемый сад», который требует регулярного обслуживания – раз в неделю нужно заливать воду и менять растворы фитогормонов. Этот проект находится не в художественной институции, а в образовательном центре «Сириус», где есть все условия для поддержания этого объекта в рабочем состоянии.

10.jpg

12.jpg

«Воображаемый сад»

Расскажите подробнее про ваш последний проект.

В 2018 году мы закончили работу над аудио-визуальным инструментом. Концепция проекта заключается в попытке совместить разные теории и технологии, которые появились на разных этапах истории. В основе проекта – две гипотезы. Одна принадлежит американской художнице Кэтрин Любар и заключается в корреляции между психофизическим восприятием цветовых сочетаний и музыкальных интервалов. Принципы консонанса и диссонанса, устоявшиеся в западноевропейской музыкальной теории в конце XIX века, Кэтрин Любар применяет к цветовым «созвучиям». Между ступенями звукоряда из двенадцати полутонов (гамма) и двенадцатью частями цветового круга Йоханнесса Иттена складываются аналогичные тоновые отношения. Например, красный и желтый составляют большую терцию, поскольку расстояние между ними насчитывает четыре полутона. Вторая гипотеза основана на особенностях восприятия элементов изображения зрительным анализатором человека. Попытку выстроить универсальный ранжир, без учёта сложных интеллектуальных операций, предпринял профессор и изобретатель Николай Блинов. На основе наблюдений учёный определил порядок, согласно которому наш глаз воспринимает изображение. Например, сначала горизонтали, затем вертикали, потом углы и т.д. Этот ранжир и стал частью алгоритма нашего инструмента. Мы добавили еще несколько принципов в логику его работы и получили программу, которая надстраивает звуковое измерение небольшим визуальным объектам. Внешне инструмент довольно традиционный, деревянный с элементами из латуни, будто из XIX века, но с сенсорным экраном и кодом внутри. Так мы пытались найти визуальную форму, идеально отражающую заложенные в неё идеи.

13.png

Cryptographer - аудиовизуальный синтезатор, который соединяет разные времена, системы и пространства, комбинируя традиционную музыкальную теорию и звуковое искусство.

Сейчас мы работаем над инсталляцией для проекта «Новая Антропология» - это инициатива петербургского Техно-Арт-Центра и института физиологии имени И. П. Павлова РАН в Колтушах. Цель проекта – заложить основу новому музею в здании института, а также установить коммуникацию между художниками и учеными, которая может способствовать развитию новых идей и проектов, как в области искусства, так и в науке.

Как выглядит мастерская современного художника?

Это сложный вопрос. У нас нет мастерской, но есть много оборудования и инструментов, которые разбросаны по разным точкам, где мы бываем в течение года. У нас есть идея создания пространства для работы в деревне, в Ленинградской области. То есть построить мастерскую-резиденцию, чтобы не только работать самим, но и приглашать художников, предоставлять им условия для проживания и работы. Постепенно мы воплощаем эту идею в жизнь. Мне кажется, это очень интересный эксперимент – работать с технологиями и наукой далеко от «цивилизации», там, где можно легко без них обойтись, где они не всегда доступны и уместны.  

Художники ближе к гуманитарному направлению, но вам приходится вникать ещё и в техническую часть?

Наша команда VALab состоит из нескольких человек с совершенно разными умениями и навыками. В процессе общения и работы над новыми проектами мы обмениваемся знаниями и опытом. В этом процессе стирается граница между гуманитарным и негуманитарным. Наша стратегия предполагает постановку художественных исследовательских задач в разных областях. Это может быть физика, биология, генетика и т.д. Если идея проекта связана с генетикой, то мы ищем человека, которому она также будет интересна, чтобы реализовывать проект вместе. Таким образом, с одной стороны, мы нарабатываем свои методы, формируем свой художественный язык, с другой стороны, каждый проект – это новая область знаний.

Как вы заинтересовались направлением Science Art?

Все началось с биеннале «Отпечатки» в Петрозаводске в 2009 году, для которого мы с художником Артемом Парамоновым сделали первый проект-исследование, посвященный белому морю. Десять лет назад Петрозаводск был очень прогрессивным городом и активно участвовал в жизни современного искусства. Среди кураторов биеннале был художник Сергей Терентьев и искусствовед Мария Юфа из Петрозаводска, искусствовед Георгий Никич из Москвы, а Дмитрий Булатов читал лекции о сайнс-арт и показывал работы зарубежных художников. В тот момент это казалось чем-то недосягаемым и непонятным, но этот опыт изменил наши представления об инструментах искусства, и мы уже не видели другого пути развития.

Владлена, спасибо за беседу и за ваши проекты! Объяснять непонятное, сложное, наукоёмкое через объекты искусства – это сильно, вдохновляет развивать всё новые и новые формы популяризации науки и развития критического мышления. Удачи в столь прекрасном и нелёгком деле!


Автор Марина Шабалова

Выберите вариант регистрации как:

Физическое лицо
Эксперт

Нажимая «Зарегистрироваться», я принимаю Политику конфиденциальности Портала и мобильного приложения.

Войдите в свой аккаунт

Забыли свой пароль? Регистрация

Войти с помощью:

Восстановление пароля

Ваш пароль успешно выслан вам на email

Форма авторизации на сайте
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Регистрация на Портале с помощью электронной почты

Нажимая «Зарегистрироваться», я принимаю Политику конфиденциальности Портала и мобильного приложения.

Спасибо за регистрацию. Теперь можете войти на портал с помощью логина и пароля.

Зарегистрируйтесь на Портале.

Выберите удобный для Вас вариант регистрации.



или


Нажимая «Зарегистрироваться», я принимаю Политику конфиденциальности Портала и мобильного приложения.

Регистрация Эксперта на Портале







Нажимая «Зарегистрироваться», я принимаю Политику конфиденциальности Портала и мобильного приложения.

Спасибо за регистрацию. Теперь можете войти на портал с помощью логина и пароля.

Портал профессионального образования Хабаровского края создан по инициативе Краевого государственного автономного образовательного учреждения дополнительного профессионального образования «Хабаровский краевой институт развития системы профессионального образования» (КГАОУ ДПО ХКИРСПО). Вы так же можете скачать мобильное приложение профессионального образования Хабаровского края. Мобильное приложение разработано для iOS и Android.