Есть ли хюгге место на Дальнем Востоке?

Когда закончилась новогодняя череда праздников, а до настоящей весны по погодному факту ещё далеко и как-то нужно поддерживать сказку, на помощь приходит наука о счастье. С недавних пор всё набирающая популярность философия хюгге (или хюггё), кажется, знает секрет нескончаемой душевности в мелочах. Россия тоже активно входит в круг его поклонников. А справедливо ли? Пригоден ли наш край для датского счастья? И наоборот. Как люди из ничего строят счастье, и на чём оно основано.


На сегодняшний день в свет вышли уже более 10 книг под этим названием, в которых так или иначе в переводе на местные реалии пишут об исследованиях и практическом применении этой жизненной философии.


Как многие, возможно, знают, первая книга «HYGGE. Секрет датского счастья» была написана Майком Викингом – учёным, директором Института исследования счастья в Копенгагене. От него всё и пошло.




Следующей, но уже противоречивой книгой по предмету стало исследование английской журналистки, автора для Marie Claire – Хелен Рассел. 



Надо отметить, что книга, продолжившая всю эту шумиху вокруг счастья в датском королевстве, такого названия в оригинале, как сами видите, не имеет. Миссис Рассел после года жизни в Дании с мужем, LEGO-инженером, написала книгу, которую я позволю себе перевести как: «Год жизни по-датски: раскрытие секрета самой счастливой в мире страны». Сравним с официальным переводом – «Хюгге, или Уютное счастье по-датски. Как я целый год баловала себя «улитками», ужинала при свечах и читала на подоконнике». Вы можете перепроверить в словарях, но даже невооруженным иностранной лексикой глазом слова «hygge», как и слова «улитка» мы здесь не найдём. 

К слову, в своей книги журналистка показывает и оборотную сторону медали счастливой Дании, а именно удручающую статистику датского общества: насилие, в том числе и к животным, сексизм, большое количество разводов, повышенное употребление антидепрессантов, специфическое отношение к сексу и прочее. Кажется, взгляд со стороны чаще глубже.



Итак, что же такое хюггё? 


Слова и их истории


Слово хюггё (hygge) приходит из норвежского языка (когда Дания и Норвегия были одним королевством, до 1814 г.) и означает «благополучие, благосостояние» или, как его интерпретирует Майк Викинг, «хорошее самочувствие», «душевность», «отсутствие раздражителей» и даже, как отмечает автор, его любимое – «какао при свечах». Более того, хюггё – явление очень социально закрепленное до того, что рабочий день часто заканчивается в 5 часов, а у тех, кого ждут дети, в 4 часа.


Но ведь хюггё не исключительно датское явление: в Канаде есть hominess, в Германии Gemütlichkeit, в Нидерландах ещё более широкое, направленное во вне – путешествие, выход в свет – понятие gezelligheid, а что в России?


Здесь важно понимать, что Россия и комфорт – понятия сложно связуемые. Про Россию писали, что здесь и холодно, и жизнь тяжёлая, ссылаясь на то, что в странах, где холод, очень благополучная жизнь и максимально создаются идеальные условия: вот и Дания, и Канада, и Норвегия. С другой же стороны, жаркие африканские и латиноамериканские страны вряд ли могут похвастаться высоким уровнем жизни и счастья. А у нас и климат холодный, и проблем много.


А теперь представьте себе только строящийся Хабаровск, даже ещё Хабаровск конца позапрошлого столетия:


«В Хабаровке существует лишь одна прямая улица Муравьевская, а по обе стороны её всё горы и овраги; улицы эти так и называются: Артиллерийская Гора, Средняя Гора, Военная Гора. Город совсем не освещён и по ночам ездить не безопасно, того и гляди угодишь в яму. Здешние извозчики совсем бары: от 12 до двух они изволят отдыхать, и в эти часы надо обходиться без извозчиков — ни одного не найдешь…» 1) (из дневников В.Ф. Духовской).


Сложно представить менее благополучное место, да и говорить об уюте, а тем более о какао, когда «провизия здесь очень дорога, особенно молочные продукты: бутылка сливок стоит рубль», 2) почти невозможно.


Ещё один момент, в молодую станицу мало кто осознанно прибывал жить на совсем: офицеры ехали за выслугой лет, ссыльные приезжали не по своей воле, крестьяне, разве что – за новыми землями ‑ да торговцы и путешественники, ведомые авантюризмом. Не забываем и о коренном, необразованном населением, и о китайцах со своей, совсем невысокой (по европейскому уровню) культурой быта. Вот и создавали приятность жизни как могли и каждый по уровню образования.


Военные, офицеры приезжали с жёнами, многие из которых были хорошо образованы, из хороших семей, с привычкой хорошего вкуса и жизни и, что не мало важно, приезжали они с западной части России, где до Европы и конно, и вёрстно, и умом рукой подать. Такими были и сами офицеры, начинающие строить город.

 

Так, даже на подозревая о понятии хюггё, быт в дореволюционном Хабаровске, устраивали во многом по его основам: по основам уюта, удобства и приятной жизни.


По страницам времени


Читая дневники, просматривая материалы «Приамурских ведомостей» и прочие исторические документы и исследования, отмечаешь стремление населения к улучшению не только качества жизни в плане удобства, но и улучшение жизни культурной.


Передо мной два дневника. Две женщины, очень разные. Две истории. И два взгляда на социальное устройство и быт молодой Хабаровки. Как складно – они появляются в городе одна за другой. Одна из них Раиса Фриессе – ничем для своих современников не примечательная женщина, жена военного инженера, живущая в Хабаровке с мужем с 1870 по 1882 гг. Однако, её дневники, написанные уже позже в Москве, по воспоминаниям, очень ценная информация для историков и не только. В Хабаровске она оставила свою молодость, здоровье, однако же вспоминает эти годы, как одни из самых счастливых:


«Амурцы-пионеры тянули лямку 10 лет <…> и, тем не менее, любили Амур. Не потому ли, что в те далёкие времена эти люди пользовались высшим благом – свободою, а свобода у нас была полная».


Вторая женщина, дама высшего света – Варвара Фёдоровна Духовская, урождённая Голицына, из старого русского княжеского рода, истоки которого восходят к XV веку, была автором нескольких мемуаров также очень полезных для истории. В 1876 она стала женой приамурского, а позже туркестанского генерал-губернатора Сергея Михайловича Духовского – человека деятельного и энергичного, совершила два кругосветных путешествия. В своих дневниках она пишет о поездках в Европу, о посещении мировых сокровищниц искусств, знакомствах с принцами и … переезде в Хабаровку в1893 году, где они прожили до 1898 года. Как светской даме, привыкшей к выездам и культурному европейскому обществу, жизнь в глуши ей даётся тяжело, но она отмечает многие яркие события города:


«... Масленица прошла очень оживленно; в один и тот же вечер в военном собрании и в общественном давались маскарады. В прощальную субботу в военном собрании была folle jounee (безумный день); днём, после блинов, многочисленное общество ездило на тройках за восемь вёрст пить чай на Красную Речку, а вечером в общественном собрании лектор Лапин читал назидательную лекцию о любви….»3) .


«В Хабаровске усердно даются спектакли и концерты с этой же благою целью. Рамзайцева устроила в военном собрании интересный концерт с участием лучших здешних музыкальных сил…»4)

1, 2, 3), 4) из дневников княгини В.Ф. Духовской, журнал «Словестница искусств»

 

Общение  - также основная черта хюггё. Человеку нужен человек, поэтому всё больше встреч, вечеров с танцами или чтением, обеды да и просто поддержка новоприбывших. Она и сама принимает активное участие во многих мероприятиях. Так же растёт уровень образования:


 «Были мы на открытии народных чтений в городской мужской школе...»

 

«На заседании благотворительного общества признано необходимым устроить курсы для приготовления сестёр милосердия, врачи взялись читать им лекции даром»

 

«На заседании благотворительного общества решено строить детский приют... Тифунтай пожертвовал на это доброе дело 1000 рублей…»

 

Душевность и простоту жителей молодого города отмечает и бывший в Хабаровске великий князь Константин Романов: «У кадет <…> не замечается недостатка, так часто свойственного утончённо-воспитанным пажам, юнкерам и кадетам в столицах, а именно, грубого отношения к прислуге. В Хабаровске она состоит из служащих нижних чинов. У кадет с нею прекрасные отношения…».


Также о гостеприимстве и тёплом приёме купчихи Плюсниной вспоминает Раиса Фриессе: эта «необразованная, кажется, безграмотная, но интересная, простая и умная женщина» давала ей советы по садоводству и засолке на зиму.


Майк Викинг пишет ещё об одном манифесте: «ощущении того, что ты находишься в безопасности, отгороженный от внешнего мира, в месте, где тебе не нужно быть бдительным». С безопасностью, конечно, сложно было: ведь по соседству и тайга с дикими зверями, и хунхузы, и война с Японией, пожары, наводнения… Но вот отгороженность, свой мир и свои порядки безусловно были.

 

На поверхности вся эта картинка очень красива, такая яркая и насыщенная – мультикультурное общество: дьякон из Америки, китайское поселение, заезжие музыканты, писатели, артисты, дух пионерства и тот самый порог великих событий, прекрасная, девственная природа, солнечные зимы. Но вместе с тем это и тяжелая, полная лишений, болезней жизнь, как писала Фриесе: «мы тянули лямку…».

 

На примере только рождавшегося общества в новом городе можно проследить, как люди стремятся к понятию уюта, дома приятного для жизни общества. Имея почти исходные данные и, в общем-то, единое стремление – счастье, ментальность и историко-географический фактор накладывают свой отпечаток. Дальневосточное счастье, как показывает исследование, ничем не хуже датского, в чем-то свободнее.


Хабаровск строящийся, город в его становлении, схож с путём развития многих русских городов, видно, и как разительно они отличаются от европейских, как минимум, в принципах строительства. Какие средневековые постройки, кроме храмов, сохранились у нас? В Европе же до сих пор стоят фахверковые домики. Это элементарное различие культур, даже несмотря на глобализацию. Поэтому так ли нам нужно сейчас в современном мире это датское счастье?


И главное стоит не забывать, что комфорт для европейца нечто иное, чем комфорт для русского человека. Сопоставимо ли вообще хюггё с нашим «кому на Руси жить хорошо»? Достаточно ли широко прорублено петровское окно, или нам стоит ориентироваться на собственные климатические и социальные условия и брать вдохновение в исконных традициях, создавая свое – русское счастье?


Автор Анастасия Ходарева

Выберите вариант регистрации как:

Физическое лицо
Эксперт

Нажимая «Зарегистрироваться», я принимаю Политику конфиденциальности Портала и мобильного приложения.

Войдите в свой аккаунт

Забыли свой пароль? Регистрация

Войти с помощью:

Восстановление пароля

Ваш пароль успешно выслан вам на email

Форма авторизации на сайте
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Регистрация на Портале с помощью электронной почты

Нажимая «Зарегистрироваться», я принимаю Политику конфиденциальности Портала и мобильного приложения.

Спасибо за регистрацию. Теперь можете войти на портал с помощью логина и пароля.

Зарегистрируйтесь на Портале.

Выберите удобный для Вас вариант регистрации.



или


Нажимая «Зарегистрироваться», я принимаю Политику конфиденциальности Портала и мобильного приложения.

Регистрация Эксперта на Портале







Нажимая «Зарегистрироваться», я принимаю Политику конфиденциальности Портала и мобильного приложения.

Спасибо за регистрацию. Теперь можете войти на портал с помощью логина и пароля.

Портал профессионального образования Хабаровского края создан по инициативе Краевого государственного автономного образовательного учреждения дополнительного профессионального образования «Хабаровский краевой институт развития системы профессионального образования» (КГАОУ ДПО ХКИРСПО). Вы так же можете скачать мобильное приложение профессионального образования Хабаровского края. Мобильное приложение разработано для iOS и Android.